ГлавнаяРегистрацияВход Конный форум
Воскресенье, 22.10.2017, 02:16
Форма входа
Меню сайта

Категории каталога
Общие статьи о породах [3]
Арабская порода [7]
Всё об арабской породе лошадей
Ахалтекинская порода [8]
Всё об ахалтекинской породе лошадей
Орловский рысак [5]
Всё о породе орловский рысак
Тракененская порода [0]
Донская порода [0]
Фризская порода [0]
Буденновская порода [0]
Голштинская порода [0]
Русский рысак [0]
Стандартбредная порода [0]
Французский рысак [0]
Шетлендский пони [0]
Терская порода [0]
Русская верховая порода [0]
Русский тяжеловоз [0]
Владимирский тяжеловоз [0]
Советский тяжеловоз [0]
Фалабелла [0]
Першерон [0]
Андалузская порода [0]
Липпицанская порода [0]
Ольденбургская порода [0]
Вестфальская порода [0]
Вятская порода [0]
Башкирская порода [0]
Алтайская порода [0]

Друзья сайта

Мини-чат

Главная » Статьи » Породы лошадей » Ахалтекинская порода

Ахалтекинская лошадь
Едва ли на земном шаре можно назвать другую породу лошадей, которая могла бы похвалиться такой древностью происхождения, такой, пронесенной через тысячелетия типичностью, как ахал-текинская. Эта своеобразная и стойкая типичность дает основание ставить происхождение ахал-текинской лошади в непосредственную связь с лошадьми древнейших времен и государств, которые были расположены на территории современной Туркмении или в соседстве с нею.

Речь идет о лошадях древней Мидии, «нисейских», названных так по имени Нисеи, обширной равнины, славившейся своим коневодством. Описание экстерьера этих лошадей невольно вызывает в воображении образ ахал-текинца. Речь идет о замечательных лошадях массагетов, кочевого воинственного народа, который занимал территорию от берегов Каспийского моря до Аму-Дарьи. По мнению профессора В. О. Витта, имеются все основания предполагать, что массагеты были народом иранского происхождения, во всяком случае, близким древним персам. Еще в те времена территория современной Туркмении славилась своим коневодством. Речь идет о лошадях древней Бактрии, о лошадях парфянских, славившихся своей красотой, пылкостью, резвостью и неутомимостью, о лошадях ассирийских и древнеиранских. Все эти знаменитые лошади, которых современная наука считает прародителями ахал-текинской породы, получили отражение в искусстве древнего Востока. Их изображения можно увидеть на различных предметах, сохранившихся и дошедших до наших времен, как например, на бактрийских блюдах, монетах, сосудах, обломках зданий и в редчайших рукописях. Их описания можно прочесть в древневосточном эпосе, в знаменитых памятниках мировой литературы. О них можно прочесть в переписке древнеперсидских царей с египетскими фараонами, в сочинениях знаменитого историка древности Геродота, жившего в пятом веке до нашей эры, в сочинениях ученого 1-го века нашей эры Страбона. Короткие, меткие характеристики этих лошадей можно найти у таких гениальных писателей античного мира как Аристотель, Гомер, Овидий, Виргилий, Ксенофонт, а на востоке Фирдоуси.

Парфянское царство образовалось на территории северных провинций Персии и Бактрии, где лошади пользовались мировой славой. Булано-золотистая и рыже-золотистая масти были характерными особенностями этих быстроаллюрных древних предков современных ахал-текинцев. Когда читаешь описание экстерьера золотистых парфянских лошадей, подвижных, энергичных, нервных, с горящими глазами, с длинной, легкой и тонкой шеей, с настороженными ушами на маленькой породной голове, с сухими, пружинистыми, мускулистыми ногами, на которых отлично отбиты сухожилья, невольно в воображении возникают образы таких выдающихся ахал-текинских производителей, как родоначальник почти всех современных линий, великолепный золотисто-буланый Бойноу, который, по выражению стариков-туркменов, «ходил как змея», его сын, знаменитый производитель Ашхабадского госконзавода буланый Меле-Куш, красавец с гордо поднятой головой, другой сын Бойноу буланый Меле-Чеп, давший в Ашхабадской государственной заводской конюшне большое количество известных производителей, или рыжий Бек-Назар-Ал, отец непревзойденного бойца на скачках и производителя Бек-Назар-Дора, или буланый Ак-Ял-Меле и буланый Султан-Гули.

Конечно, было бы совершенно неправильно представлять себе дело так, будто на территории современной Туркмении тысячелетия существовала одна и та же лошадь такою, как мы видим ее сейчас. Подобное представление было бы не только примитивно, но и грубо ошибочно. Когда мы говорим об исключительной древности ахал-текинской породы, мы имеем в виду эволюцию, которую она должна была пережить в пределах ограниченной территории, те изменения, которые были неизбежны в меняющихся условиях жизни, экономики и быта тех народов, с которыми была связана ее судьба. Но вместе с тем, мы подчеркиваем редчайшие достоинства, своеобразие и типичность, поразительно сохранившиеся на протяжении такого огромного периода времени.

Еще сравнительно недавно в специальной литературе было довольно распространено воззрение, что на формирование ахал-текинской породы оказала некоторое влияние арабская лошадь. Современной наукой это предположение опровергнуто. Не говоря даже о том, что тип ахалтекинской лошади не имеет ничего общего с типом арабской лошади, наши идеологи и практические работники-специалисты по ахал-текинской породе путем весьма убедительных аргументов приходят к заключению, что скорее ахал-текинская лошадь могла сыграть роль в создании арабской породы, но не наоборот. Еще в седьмом веке нашей эры арабы не имели своей выдающейся породной лошади. Эти лошади появляются у арабов только после завоевания ими Средней Азии, после занятия Самарканда, коневодческого района, когда в числе других трофеев арабами были захвачены и ахал-текинские лошади. В этот период времени из Средней Азии в Аравию было вывезено огромное количество ахал-текинских лошадей и только много времени спустя, начиная с XI—XII веков, в истории встречаются упоминания о высоких качествах арабских лошадей, когда и сформировалась арабская порода. Вот почему профессор В. О. Витт утверждает, что эта порода отнюдь не может претендовать на звание древнейшей конской породы мира, от которой будто бы произошли все другие быстроаллюрные ценные культурные породы.

Такого же взгляда об отношениях между ахал-текинской и арабской породами держатся и другие научные работники и специалисты, к примеру, профессор А. А. Браунер, доктор сельскохозяйственных наук Г. Г. Хитенков, кандидат сельскохозяйственных наук М. И. Белоногов, зоотехник К. И. Горелов.
Исключительно высокую оценку ахал-текинской лошади давали крупнейшие авторитеты мировой зоотехнической науки дореволюционного времени профессор М. И. Придорогин в России и Б. Эттинген в Германии. Придорогин отмечал, что это удивительное достояние степного разведения самостоятельных кровей нуждается только в закреплении, а Эттинген восторгался экстерьерными достоинствами, приятными и легкими движениями ахалтекинцев, что, по его мнению, выделяло туркменских лошадей среди всех конских пород мира.

Особую значимость эти высказывания приобрели в связи с выставкой в 1913 г. в Киеве, на которой группа ахал-текинских лошадей обратила на себя общее внимание. Еще раньше, на выставке 1882 г. в Москве, ахал-текинский жеребец Сардар поражал современников своеобразием своего экстерьера, которым не обладала ни одна другая порода лошадей, а еще раньше, на выставке 1869 г. такой же успех имел серый ахал-текинский жеребец Аад. Оба эти жеребца послужили темой для портретной живописи двум талантливым художникам того времени, Виллевальде и Сверчкову. Сверчков на своей картине запечатлел серого Аада, а Виллевальде изобразил сказочного вида золотисто-буланого красавца Сардара со звездой во лбу и в белых чулках, с настороженными ушами и отделенным хвостом.

Теперь можно считать установленным, что при участии ахал-текинских лошадей была создана не только арабская порода, но и пользующаяся мировой славой английская скаковая, а также в значительной степени было улучшено коневодство стран Ближнего и Среднего Востока. Бесспорные доказательства влияния ахал-текинской лошади на коневодство Сирии, Турецкой Аравии и Армении приводит профессор Риджвей. Известно, какое значение имел в образовании тракененской породы Германии золотисто-гнедой жеребец Туркмен-Атти, ахал-текинец и знаменитый производитель в германских верховых конных заводах первой половины XIX века. Кроме того, Туркмен-Атти, а также его сыновья и внуки использовались при создании венгерских нониусов и в селекционной практике коневодства Чехословакии, Румынии и Югославии, что имело следствием улучшение полукровных пород этих стран. Владельцы русских верховых конных заводов и народы, населяющие огромную территорию нашей родины, во все времена проявляли исключительный интерес к ахал-текинским производителям, влияние туркменских лошадей
на наше верховое коневодство несомненно.

Еще в восемнадцатом столетии иппологи и путешественники, проникавшие в Туркмению, отмечали не только отличные спортивные качества ахал-текинской лошади, но и, что весьма примечательно, ее исключительную работоспособность. Было установлено, что ахал-текинская лошадь, имея кроме всадника тяжелый груз провианта. способна делать ежедневные переходы до 150 км и более, и в то же время крайне неприхотлива, довольствуется в затруднительных случаях ничтожным количеством воды и зерна. Все эти достоинства и драгоценные свойства обратили на себя внимание коневодов во многих странах, например, в Индии, Иране, Афганистане, Германии и особенно в Англии. Вот почему ахалтекинская лошадь всегда была предметом экспорта. Она вывозилась и в Азию и в Европу. Об этом еще в XIII веке писал Марко Поло, а в пятнадцатом Афанасий Никитин. Такие большие любители-специалисты и знатоки верховой лошади, как англичане, высоко оценили нашу ахалтекинскую породу. Только за 1904— 1905 гг. они вывезли из Туркмении 214 лучших маток, а несколько позже — 60 ахал-текинских жеребцов.

Яркое своеобразие пронизывает все стороны ахал-текинского коневодства. Эти необыкновенные лошади были выведены в безводной пустыне, под палящими лучами солнца и горячими ветрами, там, где летом температура доходит до 75° Цельсия и бушуют такие песчаные бури, что в двух шагах не видно человека, а зимою завывает снежная метель с дождем, там где почти нет никаких пастбищ. Кругом простираются необозримые пески и песчаные барханы. Вода в этих местах всегда была трудно разрешимой проблемой, поэтому у ахал-текинской лошади исторически выработалась нетребовательность к воде. Купают лошадей не в воде, а в песке. Туркмен выезжает в жаркое время дня на чистый песок, снимает с лошади кошму и седло и лошадь немедленно начинает валяться в горячем песке. Вероятно эта горячая песочная ванна не лишена гигиенического значения. В корм ахал-текинская лошадь получает от своего хозяина ячмень, люцерну, яйца, чурек (хлеб), на который намазан «сары-яг» (баранье сало).

Никаких конюшен у туркменов не было. Зимой и летом, под снегом и дождем, или под палящими лучами солнца лошадь стоит без всякого навеса на приколе, привязанная на длинной веревке, покрытая одной или двумя попонами из кошмы. Летом короткие, а зимой длинные и тяжелые, эти войлочные гюпоны защищают от жары, насекомых, холода, ветра, дождя и снега. Поверх кошмы надевается трок. Вся чистка состоит из обмахивания кошмой, но благодаря постоянному пребыванию под теплыми попонами, даже и во время езды, у ахал-текинца волос короткий, блестящий, лошадь чиста и элегантна. На выводке выдающиеся экземпляры ахал-текинской лошади всегда вызывают всеобщее восхищение. Голова у ахал-текинца небольшая, сухая, легкая, породная, уши маленькие, очень подвижные, глаза большие, горящие, чрезвычайно выразительные, ноздри нервные, с широким вырезом, губы тонкие, нежные. Шея длинная, тонкая, особенно в месте соединения с головой, приподнятая, голову держит гордо, холка высокая, рост зависит от высоты ног, а не от глубины подпруги, спина часто мягковатая, корпус несколько растянут, круп сухой, угловатый, ноги чрезвычайно сухие, с отбитыми сухожилиями, копыта маленькие и крепкие.
Туркмен страстно любит свою лошадь. В его представлении даже некоторые ее недостатки приобретают характер достоинств.

Если говорят, что у ахал-текинца мягковата спина, то, по мнению туркмена, это типично, кроме того, он, усмехаясь, прибавляет, что на такой спине седло лучше держится. Если говорят, что растянут корпус, то туркмен заявляет, что это способствует элевации на резвом галопе. В самом деле, попытка исправить некоторые экстерьерные недостатки ахал-текинца путем прилития посторонней, даже и высококачественной крови, создает сложную ситуацию. Например, у англо-текинов сглаживаются отрицательные особенности экстерьера текинской лошади, но зато исчезают своеобразная текинская породность и красота. Увеличивается обхват подпруги, выравнивается в той или иной степени спина, но исчезают элегантность шеи, головы, взгляда, сухость конечностей и нежность кожи.

Несмотря на свою высокую работоспособность и лучшие хозяйственно полезные признаки, исторически выработанные в своеобразных условиях, по своим природным данным это вместе с тем типичная спортивная лошадь, эффектная, нарядная, понятливая, поворотливая, в особенности если на ней сидит ловкий и гармонирующий с нею ездок, резвая на коротке, обладающая исключительными и фляйерскими, и стейерскими способностями, уступающая на галопе только чистокровной скаковой лошади. У туркмен нет народных конных игр, подобно тому, как это имеет место у узбеков и казахов, но туркменские скачки носят народный, оригинальный и красочный характер. Туркмены страстные спортсмены, они с исключительным интересом относятся к скачкам и как участники в них, и просто как зрители. Дистанция на народных скачках обычно устанавливается небольшая, 250, 500, 1000 м. Скачут обычно две лошади. Соперники тихим шагом направляются на старт, на старте становятся спиной к тому направлению, по которому предстоит скачка, взглядывают друг на друга, ловко поворачивают лошадей и всю дорогу скачут в посыле камчей, шенкелями и гиканьем. Ездоки не только не имеют никакого представления о современной посадке жокея на коротких стременах с перенесением центра тяжести на шею лошади, но наоборот, они скачут стоя на длинных стременах, выпрямившись во весь рост и немного склонив корпус на бок, на свободном поводу. Если к этому прибавить тяжелое, неудобное седло и обычно большой вес ездока, легко понять до какой степени это своеобразие не соответствует современным правилам испытаний верховых лошадей.

До самого последнего времени у туркмен не было в обычае давать лошадям имена. Лошадь носила имя хозяина. Хозяин Бек Назар, а лошадь Бек Назар Дор, что в переводе на русский язык значит «гнедой Бек Назар», а когда у Бек Назара была лошадь рыжей масти, то ее. звали Бек Назар Ал. Были, конечно, исключения, например, МелеКуш, — в переводе «Буланая Птица», но таких исключений было очень немного. До конца двадцатых годов нашего столетия происхождение лошади было .известно только хозяину. Ни племенных книг, ни других записей не велось, все сохранялось в памяти коневодов-туркменов и эти «неписанные родословные» передавались от отца к сыну изустно. Можно себе представить, какая была путаница в области генеалогии этой имевшей мировое значение породы лошадей. Огромную работу в 1927 и 1928 гг. провел в Туркмении зоотехник К. И. Горелов. В сложных условиях он впервые точно установил и записал происхождение большого количества ахал-текинских лошадей, выявил группы родословных лошадей с определенными отличающими их качествами и таким образом наметил линии. По этим названным им линиям ведется племенная работа и сейчас. Стихийному отбору и подбору был положен конец, в ахал-текинском коневодстве были заложены основы племенного дела, разведение по линиям, а это помогло избегнуть чрезвычайно распространенного близкого родственного спаривания. Впервые были изданы племенные книги.

Из практических работников-энтузиастов, точнее сказать, фанатиков ахал-текинского коневодства следует отметить тренера туркмена и владельца знаменитой лошади, ныне покойного старика Бек Назара, который во время обследования Гореловым ахал-текинской породы разъезжал по всей Туркмении на своем жеребце и случал им кобыл. У старика Бек Назара не было ничего, кроме Бек Назар Дора. На заработанные деньги и провиант Бек Назар Дор и его хозяин были сыты весь год. Вся жизнь этого талантливого практика-коневода проходила в уходе за своим жеребцом, создавшим ему имя далеко за пределами Туркмении. Старик страстно любил своего коня, красавца, непобедимого на скачках, ел и спал около него. Но, однажды крепко заснул старик и разбойники украли Бек Назар Дора. Старик разыскал воров, плакал, умолял вернуть ему лошадь, но на это последовал отказ. Однако, спустя несколько дней разбойники вернули лошадь. Оказалось, что жеребец отказался от корма и воды, никого близко не подпускал к себе, ржал и так тосковал о своем друге- хозяине, что сердце сжалось даже у разбойников. Этот удивительный жеребец ухаживать за собою разрешал только после приказа хозяина. Однажды, в конном заводе, куда Век. Назар приехал погостить, конюх хотел сделать проездку Бек Назар Дору, но он отказался двинуться с места и стоял как вкопанный до тех пор, пока хозяин не приказал ему подчиниться. Без хозяина к нему невозможно было подойти,. он кусался и. бил ногами. Такая удивительная привязанность лошади к своему хозяину вообще характерна для ахал-текинской породы, она является следствием любви туркмена к своей лошади и находит полное объяснение в учении И. П. Павлова о высшей нервной деятельности. Лошадь чрезвычайно восприимчива к доброте и ласке человека. Еще Чарльз Дарвин указывал что, «животные желают быть любимыми», и что со своей стороны они платят человеку любовью и привязанностью. Лошадь, которая верит человеку и любит его, всегда в состоянии проявить по его требованию такую силу, которую не взять от нее никаким кнутом. Хорошо известно, что иногда в руках квалифицированного наездника рысистая лошадь не бежит, скачет, закидывается, одним словом не ладит с ним, а попадая в руки другого человека, даже менее квалифицированного, но зато сумевшего заслужить ее любовь и доверие, меняет свое поведение и показывает неожиданную резвость. Это отношение к человеку еще более ярко выражено у ахал-текинской лошади, обладающей повышенной возбудимостью. Лошадь хорошо понимает человека.

Эту мысль исключительно интересно выразил Фридрих Энгельс:— «Собака и лошадь развили в себе, благодаря общению с людьми, такое чуткое ухо по отношению членораздельной речи, что в пределах свойственного им круга представлений, они научаются понимать всякий язык. Всякий, кому приходилось иметь дело с такими животными, едва ли будет отрицать, что теперь часто бывают случаи, когда они ощущают, как недостаток свою неспособность к членораздельной речи. К сожалению, однако их голосовые органы настолько уже специализированы в определенном направлении, что этому горю их уже никак помочь нельзя.» — (Ф. Энгельс. Диалектика природы. Изд. 1933 г. стр. 52).

Отлично выглядели ахал-текинцы на призовой дорожке ипподромов вне пределов Туркмении во все времена. Еще в первой половине XIX века ахал-текинские лошади с огромным успехом скакали в Тифлисе. Особенно отличились своими достоинствами ахал-текинцы Гянджинского завода Зюльгадарова, а также Эриванского завода Гуссейн-Хана. На всем Закавказье эти лошади составляли мечту коневодов. В Москве ахал-текинские двухлетки и трехлетки скакали в 1930 г,, вызвав всеобщее восхищение красотой своих форм, резвостью и легкостью движений. В самой Туркмении, в условиях жаркого климата при температуре свыше 33—35° Цельсия, по тяжелой песчаной дорожке хорошо воспитанные и тренированные ахалтекинцы в последнее время показали отличную резвость, например, 1000 м--1.06. 1200 м—1.19. 1600 м—1.41. 2400 м—2.49. 4800 м—5.51,3.

Много раз была доказана замечательная способность ахал-текинской лошади к переходам на большие расстояния на быстрых аллюрах. Достаточно вспомнить беспримерный переход 1935 г. по маршруту Ашхабад—Москва (4300 км), который был пройден колхозниками Туркмении на своих лошадях за 84 дня, или блестящую победу ахалтекинского жеребца 588 Тарлана в 1945 г. в пробеге на 500 км. Тарлан вышел победителем среди восьми наших лучших пород: чистокровной верховой, ахал-текинской, иомудской, донской, кабардинской, карабаирской, орловской рысистой и русской рысистой.

Исключительный интерес представляет использование ахал-текинской лошади для конноспортивных состязаний, для барьерных скачек, для стипль-чезов, для прыжков в длину и в высоту. Особенно эффектной, неподражаемой картиной должно быть исполнение ею высшей школы верховой езды в руках мастера спорта. Это особенно важно сейчас, когда вопрос об участии наших лошадей и мастеров в международных конноспортивных состязаниях так актуален. Ахал-текинец энергичен, ловок, поворотлив, понятлив, несет всадника удивительно плавно, обладает ярко выраженной способностью привыкать к человеку, отличать его от других, с охотой подчиняться его управлению. К этому надо прибавить его силу, резвость, сухость, выносливость, темперамент, легкие, свободные аллюры. Все эти бесценные достоинства должны играть огромную положительную роль в конкурах и пробудить интерес спортсменов-конников к этой породе лошадей как в ряде республик нашей родины, так и в странах народной демократии и социализма, что безусловно обеспечит полную возможность ее реализации.

Но использование ее спортивных достоинств далеко не исчерпывает всех перспектив и возможностей работы с этой породой. Не подлежит никакому сомнению, что в республиках Средней Азии и Закавказья эта порода должна быть широко использована как улучшатель в массовом колхозном коневодстве. За это говорят все показатели. Работоспособность ахал-текинской лошади, ее выносливость, сила неприхотливость, нетребовательность к корму и проверенная тысячелетиями стойкая способность передачи признаков по наследству.

Созданный в Туркмении в свое время Ашхабадский конный завод оказал большое культурное влияние на местных коневодов-дехкан. Они с величайшим вниманием и интересом знакомились с идеями разведения, принципами кормления, культурного содержания, воспитания и тренировки молодняка. Они убеждались в том, что ахал-текинцы конного завода, воспитанные и подготовленные соответствующим образом, побивают на скачках лучших лошадей дехкан.

Под влиянием конного завода туркмены-коневоды начали отказываться от некоторых пережитков старины, стали изменять отжившие методы лечения, кормления и тренировки лошадей.
Большой заслугой Ашхабадского конного завода надо считать сбор отличного маточного состава, среди которого особенно обращали на себя внимание дочери Меле-Куша, Топор-Бая и Кара-Кунона 1-го. Этот прекрасный состав давал все возможности для племенной работы высокого качества.

В этот же период (1935 г.) была развернута организация широкой сети колхозных племенных коневодческих ферм. Для руководства работой этих ферм был создан госплемрассадник ахал-текинских лошадей, объединявший деятельность коневодческих ферм Марыйского, Байрам-Алийского, Сталинского, Сагарчагинского и Тедженского районов с центром в городе Мары. Впоследствии, в состав этого рассадника были включены колхозы Векильбазарского, Иолатанского и Тахтабазарского районов. В процессе работы выяснилось, что большинство поголовья находится по районам Ашхабад — Геоктепе — Бахарден — Каахка. Поэтому в 1943 г. здесь был организован второй госплемрассадник республиканского значения с . центром в Ашхабаде. В результате изменения условий кормления, содержания, выращивания молодняка, применения современных идей отбора и подбора исправлялись экстерьерные недостатки при сохранении и закреплении типа ахал-текинской породы, заметно повысилось общее развитие. Это особенно было видно на маточном составе Ашхабадского конного завода, а также племенных коневодческих ферм колхозов имени Сталина и имени Ворошилова.

Справедливо замечание профессора В. О. Витта о том, что ахал-текинская порода лошадей, это — золотой фонд культурной верховой лошади, переданный нам историей, что это ни с чем несравнимая ценность, последние капли того источника чистой крови, который создал все верховое коннозаводство мира. Драгоценная ахал-текинская порода лошадей представляет собой национальную гордость туркменского народа.

Но, к сожалению, против всякой логики, многим специалистам животноводства Министерства сельского хозяйства и Министерства совхозов Туркменской ССР это не понятно. Об этом говорит их линий поведения и безразличное отношение к нездоровым явлениям, которые обнаружились за последнее время в части племенной работы с ахал-текинской лошадью. Эта нездоровая идея сказывается прежде всего в том, что, по непонятным причинам, Министерство совхозов СССР и Министерство совхозов Туркменской ССР решили ликвидировать Ашхабадский конный завод. Более того, в самой Туркмении в порядок дня не раз ставился вопрос о метизации ахал-текинской лошади с различными другими породами, даже с рысаком. Трудно поверить, но Министерство сельского хозяйства Туркменской ССР настойчиво требовало от научных и практических работников Туркмении разработать план метизации ахал-текинской лошади любой другой породой. Все эти совершенно неправильные тенденции Министерства сельского хозяйства республики дают о себе знать и в настоящее время. Ведь не случайно же по настоянию некоторых работников Министерства сельского хозяйства и Министерства совхозов Туркменской ССР фактически запретили проводить в республике местные скачки и конный спорт.

Большую ошибку допустило республиканское Министерство совхозов Туркменской ССР и полную бездеятельность в этом вопросе проявил бывший начальник Главного управления конными заводами Министерства совхозов СССР т. Парышев, примирившийся с фактической ликвидацией Ашхабадского конного завода, единственного на родине ахал-текинской породы лошадей. К этому остается добавить, что в настоящее время совершенно свернута работа обоих госплемрассадников, которые в начале были объединены в один, затем этот объединенный рассадник из союзного был превращен в областной и, наконец, работа в нем совершенно замерла.

И это там, где народ так страстно любит лошадей, где в недалеком прошлом всякий аульный, или даже семейный праздник сопровождался скачками. Родился ли сын, ставят ли новую юрту, приехал ли в аул знатный гость или собран богатый урожай, — устраивались скачки. Это отношение народа к лошади не изменилось и до сих пор. На Ашхабадский ипподром скачки привлекают все население окрестных аулов от мала до велика. Зрители бурно реагируют на борьбу на призовой дорожке, они кричат, гикают, бросают вверх свои высокие папахи, обнимаются в знак взаимного сочувствия победителю...

Нечипоренко Г.
Главный зоотехник-инспектор по коневодству

"Коневодство и конный спорт" №8, 1956г.

Источник: http://www.kdvorik.ru/kks/index.php3?mag=19:8:1956&a=119

Категория: Ахалтекинская порода | Добавил: Летучая (29.11.2007)
Просмотров: 4760 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
 
Поиск
Copyright MyCorp © 2017